А. Кеплерский (keplerskiy) wrote,
А. Кеплерский
keplerskiy

8 причин не жить в России (Часть 1)

Люди, которые уехали (или стремятся уехать) из страны, рано или поздно могут услышать простой вопрос: почему? Причём обычно бывает так, что задающие такой вопрос ожидают получить простое и краткое объяснение из одной-двух причин. Однако те, кто пытаются на этот вопрос ответить, могут очень скоро обнаружить, что таких причин слишком много, все они сложны, неоднозначны и даже не всегда понятны самому отвечающему, и поэтому проще вообще ничего не отвечать. Между тем, есть по крайней мере восемь основных причин, по которым может быть принято решение навсегда уехать из федерации...


1) Холодно

Английская пословица гласит: «Нет плохой погоды, есть плохая одежда». Но от зимних морозов в России никакая одежда не может быть панацеей. Даже в самых южных регионах зимой выпадает снег, а о большей части территории и говорить нечего: с октября по апрель (практически полгода) температура редко поднимается выше нуля градусов по Цельсию. В зимнее время 10 градусов ниже нуля является тёплой погодой, 20 градусов ниже нуля является нормой. Во многих северных, сибирских и дальневосточных регионах температура около 30-ти градусов ниже нуля не считается сильным морозом, а в иную зиму температура месяцами не поднимается выше минус двадцати пяти градусов. В сочетании с ветром это создаёт такие условия, что как ни одевайся, а перспектива отморозить на улице руки, ноги или лицо более чем реальна, не говоря уже о простом дискомфорте. И на фоне того, что на планете существует немало мест, где снег является диковинкой, а температура в ноль градусов становится чрезвычайным происшествием, жить в настолько холодных условиях, как в России, представляется чудовищной глупостью. Многие проблемы в стране теоретически можно исправить, уменьшить, как-то компенсировать, в конце концов — спрятаться от них. И только с морозами ничего нельзя поделать. Можно лишь пытаться побольше есть, чтобы увеличить запас энергии в организме, но это тоже иногда бывает нелегко сделать.


2) Голодно

Каждый день миллионы людей в стране ищут работу. Можно слушать развесив уши про демографический кризис, а можно просто сопоставить количество безработных и количество вакантных мест для них, можно попытаться представить, что будет, если численность населения станет ещё больше. Рабочих мест не хватает, не хватает давно, с тех самых пор, как не стало Союза, это обычное положение дел. И из этого вытекает простое следствие: у работодателя нет веских причин беспокоиться о своих работниках, поскольку на место любого уволившегося тут же придут десять других. Это значит, что у работодателя нет острой необходимости платить высокую зарплату, соблюдать права работника и вообще выполнять свои обязательства. В результате у массы народа постоянно возникают проблемы в том, чтобы даже просто заработать на кусок хлеба.

Низкие зарплаты давно уже стали общим местом — вряд ли кого-то теперь удивишь этим. По самым последним данным (за январь 2011-го года) заработная плата рядового учителя третьей категории (это просто человек с высшим педагогическим образованием) за полторы ставки составила 5500 рублей (это за 18 часов чистых уроков в неделю, не считая времени на их подготовку, не считая составления учебных планов, отчётности о занятиях, ведения журналов и проверки тетрадей). И это не в каком-нибудь сельском захолустье — это в первой же попавшейся случайно взятой средней школе города-миллионника! У частных работодателей размер оплаты труда может сильно различаться, но в целом тенденция проста: чем многочисленнее какая-либо специальность, тем ниже она оплачивается — чем больше людей могут прийти на рабочее место — тем меньше за эту работу платят (наиболее показательный пример — уборщицы — ими может работать почти каждый, и поэтому тяжёлый труд уборщицы является самым низкооплачиваемым).

Но размер оплаты труда — это лишь начало проблем. Даже низкую зарплату могут просто не заплатить. Известно множество историй о том, как работников лишают премии по надуманным основаниям или подвергают штрафу по несущественному поводу. Известен, к примеру, случай, когда работодатель всем работникам вдвое сократил оплату под предлогом того, что ему нужны лишние деньги, чтобы заплатить налоги. Известны также эпизоды, когда зарплату вообще не платят — нанимают людей на месяц, потом увольняют и набирают новых, и так бесконечно. Ещё известны такие явления, как выплаты в товарном эквиваленте — многие уже забыли то время, когда в начале девяностых годов людям вместо денег выдавали мешки пуговиц или автомобильные колёса, но всё это мало-помалу тянется до сих пор — известны случаи, когда, например, работникам продуктового супермаркета вместо зарплаты выдавали просроченные продукты, а работникам оптовой фирмы — неликвидные товары. Помимо этого, сама выплата может задерживаться чуть ли не годами — задержки заработной платы стали настолько массовым явлением, что их отсутствие считается уже неким достижением — нередко в описаниях вакансий, желая показать привлекательность рабочего места, работодатели пишут «заплата вовремя, без задержек» (хотя порою за этим стоит всего лишь попытка обмануть потенциальных работников, которые, возможно, уже наслышаны про задержки зарплаты у этого работодателя).

Тем не менее, многие люди работают, даже если им приходится ждать денег по полгода — зачастую у них просто нет выбора, потому что нет другой работы. По той же причине многие трясутся в страхе даже такую работу потерять, и поэтому готовы мириться с самыми жуткими условиями. В результате права работников нарушаются постоянно и повсеместно, в самых разных формах. Нарушения в сфере труда стали настолько привычными, что отсутствие таковых преподносится как достоинство: в тех же описаниях вакансий можно увидеть пояснения типа «оформление по ТК РФ» или «полный соцпакет». Это значит, что работодатель специально отметил в объявлении, что он соблюдает права работников, как того требует закон («полный соцпакет» — это не что иное, как положенные по закону ежегодный оплачиваемый отпуск и отпуск по болезни). Между тем, в значительной массе случаев работник не имеет отпуска и лишён права заболеть, а договор о трудоустройстве не подтверждается документально (работодателю вообще невыгодно оформлять работников в соответствии с законом, поскольку это влечёт за собой множество всевозможных издержек). Кроме этого, известно немало случаев, когда работников обязывали попутно выполнять какую-то другую работу, на которую они не нанимались, и к которой они не готовы. Известно, например, что каждую весну людей выгоняют на так называемые субботники: поручают убирать мусор на улице (обычно возле территории предприятия) — независимо от того, позволяет ли им здоровье заниматься такой работой, и есть ли у них для этого соответствующая одежда. Люди ругаются, но терпят, боясь потерять работу. А потерять её вполне реально: незаконные увольнения по самому малейшему поводу являются привычным положением вещей.

Есть такое мнение, что все проблемы подобного рода характерны только для массовых специальностей, для которых не требуется особая подготовка, а «редкий» специалист с уникальной квалификацией может сам ставить условия, и работодатель вынужден будет с ними считаться, потому что это будет проще, чем найти другого такого специалиста. Во многом это действительно так, однако следует понимать, что такая ситуация возможна лишь в силу принципов идеальных бизнес-систем (в которых торжествует расчёт и целесообразность), а в России идеальные бизнес-системы — редкость. В странах развитого капитализма бизнес имеет многовековую историю — те принципы и правила, которые теперь входят в учебники об эффективном бизнесе, складывались сотнями лет. То, что «у них» давно очевидно и подразумевается без специальных указаний, в России только начинают открывать и постигать. Неопытный бизнесмен не в состоянии увидеть то, что просто подразумевается, и поэтому он вынужден всё открывать сам. И поэтому бизнес в России ещё очень далёк от идеала — решения здесь принимаются не только на основе здравого смысла, но и в результате эмоций, амбиций, комплексов, глубоких иллюзий, стереотипов, самоуверенности и несбыточных желаний. Поэтому от произвола российского работодателя не защищён ни один специалист, каким бы компетентным он не был.

И всё это на фоне неуклонного и неизменного роста цен почти на все товары и услуги (кроме, разве что, мобильной связи и некоторых компьютерных комплектующих). К примеру, булка белого хлеба (первого сорта) за последние четыре года подорожала в два раза. А уж о жилье и говорить нечего — если ради скромной квартиры необходимо работать десятилетиями, то покупка жилья (даже по ипотеке) для многих оказывается за гранью возможного. Однако, лишь во время финансовых коллизий в 2008-2009 годах до некоторых людей дошло, что брать кредиты в этой стране — безумие, поскольку в любой момент можно без особых причин не получить зарплату, а то и вовсе лишиться работы (а значит, и жилья тоже). А между тем, бытовые условия в этом жилье тоже порою далеки от идеальных.


3) Неуютно

Благоустроенная квартира хороша прежде всего туалетом и водопроводом. Тому, кто зимой ходил в деревянный уличный туалет или носил воду с водопроводной колонки в ста метрах от дома, благоустроенная квартира представляется раем. Однако миллионы людей в стране всю жизнь проживают в таких неуютных домах — без водопровода, без канализации, с печным отоплением, и хорошо ещё, если в доме есть электричество! Но такие условия, с деревянными туалетами на улице — обыденность для России — их можно обнаружить даже в гуще мегаполисов — правда, только в частной собственности, поскольку общественные туалеты в этой чудесной стране вообще не предусмотрены.

А в благоустроенной квартире хорошо — там есть и канализация, и водопровод. Но там есть другие проблемы с водой — например, вечнотекущие водопроводные краны. Когда-то всё было просто — пошёл в магазин, купил новую прокладку, заменил её в кране и забыл об этом. А теперь существует около 20-ти видов кранов (без какой-либо чёткой идентификации), которым требуются самые разные запчасти, и без специалиста оказывается просто нереально разобраться, что именно нужно сделать в каждом конкретном случае. А специалисты (сантехники) всячески ругают эти конструкции и закручивают в краны «ветошь» (то есть всякий мусор), чтобы добиться герметичности соединений.

А ещё в благоустроенной квартире должна быть горячая вода. «Должна быть» по норме, но по факту она там есть далеко не всегда. В ночное время горячая вода нередко оказывается холодной, и для того, чтобы она вновь стала горячей, приходится довольно долго ждать, выпуская из водопровода кубометры этой самой воды (и по этой причине совершенно невыгодно использовать для учёта потребления горячей воды счётчики). К тому же, системы водоснабжения устроены таким образом, что напор горячей воды или её температура могут очень резко измениться, в результате чего человека, который, допустим, моется в душе, может либо окатить ледяной водой, либо ошпарить кипятком — смотря как ему повезёт. Но всё это сущие мелочи по сравнению с главной проблемой — отключением горячей воды на так называемые «профилактические работы». Каждый год поставщики горячей воды просто отключают её, чтобы, якобы, провести там какие-то важные работы. В каждом регионе по-разному — в одних городах это длится две недели, в других — до семи недель в год. И это обычный порядок вещей, рядовые плановые мероприятия, в этом даже не видят особой проблемы. И в связи с этим возникает один отвлечённый вопрос: что можно говорить о перспективах освоения в стране нанотехнологий, если в этой стране даже бесперебойную подачу горячей воды в квартиры не могут обеспечить?

Похожим образом обстоят дела и с отоплением. Оно тоже централизованное, но с той лишь разницей, что жители не могут сами его включить или выключить — отопление подаётся либо всем, либо никому, и зависит это только оттого, что кто-то где-то даст команду его включить или выключить. В результате каждый год можно наблюдать одну и ту же картину: осенью холодает, весь город шмыгает носом, все включают электрообогреватели и обсуждают: «Когда же, наконец, включат отопление?» Весной то же самое, но уже наоборот — припекает, все распахивают окна и спрашивают друг друга: «Когда же, наконец, отключат это чёртово отопление?» Известен один случай, когда по разгильдяйству отопление в одном из домов не отключали до середины июля! И это притом, что на всё это удовольствие тратится огромное количество денег, и причём львиная доля из них просто улетает в трубу: часть тепловой энергии расходуется по дороге, по всей длине многокилометровых трубопроводов. Это очень легко заметить — если зимой возле труб в снегу видны прогалины, если из колодцев валит пар, если где-то в сотый раз трубопровод обкладывают утеплителем — во всех этих случаях улетают деньги. Сюда же добавляются расходы на ежегодные работы по подготовке отопительных систем (иногда вообще создаётся впечатление, что основное занятие мэрии — это подготовка к отопительному сезону). Уйма средств уходит впустую, но это считается нормальным, никто это даже не обсуждает. И что хуже всего, несмотря на все затраты и хлопоты с отоплением, температура в квартирах всё равно оставляет желать лучшего. И жильцы ничего не могут с этим сделать — можно писать жалобы, ожидать прихода специальной комиссии, уповать на её заключение и так далее, но всё это полумеры, и в конечном итоге люди просто покупают обогреватели, система электроснабжения получает дополнительную нагрузку, и иногда это становится причиной аварийного отключения электроэнергии или пожаров.

Ещё одна, более частая причина отключения электричества известна как «веерные отключения». Целые кварталы лишаются света на несколько часов только потому, что поставщик электроэнергии решил понизить мощность для всего города, чтобы простимулировать каких-то городских потребителей рассчитаться по долгам за электричество. В результате множество жителей оказываются обесточены на целый вечер даже в том случае, если они ничего не должны, но на их квартал не хватило мощности.

Те, кто имеет возможность пользоваться газом, не столь серьёзно зависят от электроэнергии — они могут хотя бы приготовить еду. Но, правда, для квартир с газовыми плитами цены на электроэнергию устанавливаются выше, чем для квартир без таковых — почему-то считается, что если потребитель не использует электроплиту и, соответственно, тратит меньше электричества (не принося тем самым поставщику электричества столько доходов, сколько приносил бы, если бы у него не было газа и была электроплита), то это даёт повод содрать с него побольше денег в качестве компенсации за упущенную выгоду. Вдобавок, счастливые пользователи газа могут столкнуться с тем, что газ неожиданно «закончился», и придётся подождать какое-то время, пока газ вновь поступит в систему газоснабжения. Кроме того, нельзя обойти вниманием то обстоятельство, что использовать газ в бытовых целях не только неудобно, но и вредно для здоровья, не говоря уже о том, что это попросту опасно для жизни.


4) Опасно

При использовании газа необходимо соблюдать технику безопасности. А для соблюдения этой техники необходимы определённые навыки самоорганизации (да и просто элементарное здравомыслие). К сожалению, у современных граждан Российской Федерации эти навыки оставляют желать лучшего. В России постоянно взрываются дома. То кто-то не закроет газ, то где-то лопнет газовый баллон, то вдруг возникнет неполадка в самой системе газоснабжения или в котельном оборудовании (и в этом случае даже идеальная техника безопасности не поможет) — в итоге происходит взрыв газа, дом рушится, жители гибнут. И даже если кому-то удаётся при этом выжить и не стать инвалидом, то он остаётся без крыши над головой или, по меньшей мере, лишается её на какое-то время. Хорошо известен один случай, когда некий житель решил самовольно подключиться к системе газоснабжения (он был отключен за неуплату) на верхнем этаже в пятиэтажном панельном доме. Взрыв был не сильный — обрушилась пара плит, соседние плиты сдвинулись (погиб только сам этот деятель). Повреждённый участок стали ремонтировать, однако на время ремонта всем жителям дома (а это несколько подъездов) запретили там находиться — им предложили либо пожить в каком-то пансионе, либо у родственников или знакомых. И это ещё не самый тяжёлый случай. Когда обрушается значительная часть дома (хотя бы половина подъезда), дом признаётся не подлежащим восстановлению и подвергается сносу (а оставшиеся в живых жители — выселению). При всём при этом в стране считается большим благом наличие газа в жилом доме, хотя единственное его достоинство — это дешевизна.

Помимо газа есть и другой источник взрывов в стране — терроризм. Об этом всё время стремятся забыть, но от новых взрывов это не спасает — периодически в самых разных местах люди гибнут в результате терактов (в основном это характерно для крупных городов европейской части страны).

Но наиболее люди страдают и гибнут от обычного насилия. По официальным данным МВД за 2007-й год примерно каждые 24 минуты в стране регистрируется убийство либо попытка убийства, каждые 11 минут регистрируется умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, каждые 93 секунды — разбой или грабёж, каждые 18 секунд — кража. И это только то, что регистрируется, а сколько их совершается?! Множество краж, например, происходит при таких обстоятельствах, что сразу бывает ясно: украденное уже не найти, и поэтому бесполезно куда-то обращаться. Некоторые просто избегают лишних хлопот, которых потребует обращение в органы правопорядка, а кто-то в принципе не ожидает от взаимодействия с милицией ничего хорошего. Уже давно не секрет, проводились опросы, и об этом много говорилось: граждане настолько часто сталкиваются с преступным поведением самих представителей охраны правопорядка, что опасаются их гораздо больше, чем рядовых преступников — если от простого бандита ещё можно как-то защититься, то от бандитов, облечённых властными полномочиями, полноценной защиты уже быть не может. И поэтому российский житель очень слабо защищён от всевозможных форм насилия. Выходя из дома на улицу, он попадает в ситуацию, которую можно сравнить только с хождением по минному полю: ему нужно быть предельно внимательным и осторожным, чтобы не попасть ни в какую переделку — не натолкнуться на грабителей, не стать объектом хулиганской забавы, не оказаться жертвой мошенников и так далее. В общественном транспорте и многолюдных магазинах ему следует следить за своими карманами и сумками, чтобы не лишиться кошелька или мобильного телефона, или ещё чего-нибудь ценного. Нельзя нигде ничего оставлять без присмотра, опасно сообщать куда-либо о своих доходах, рискованно допускать, чтобы посторонние люди знали о том, что находится в квартире. Угроза может исходить откуда угодно, и даже если у человека совсем нет ни денег, ни имущества, он всё равно может стать объектом корыстного насилия. Известны, например, эпизоды, когда человек проходил медицинское обследование, а потом его находили на дороге с проломленной головой и вырезанными почками. К тому же, обычное бытовое насилие не обязательно преследует какую-то корыстную выгоду: простая драка является настолько привычным и распространённым средством решения разногласий, что её можно наблюдать даже на заседаниях высшего органа власти (и если уж даже депутаты дерутся, то чего ожидать от обывателей).

Повсеместное насилие стало настолько очевидным явлением, что на его основе сложилось немало стереотипов. Можно, например, заметить, что родители несовершеннолетних детей стремятся не допустить, чтобы их дети гуляли на улице поздно вечером — родители зачастую глубоко убеждены в том, что если ребёнок выйдет на тёмную улицу, то с ним непременно что-нибудь случится. Ещё более наглядным примером служат неизменные замки на дверях: если люди выходят из дома, то они обязательно закрывают двери на все запоры, потому что считается, что если оставить квартиру незапертой, то её наверняка обворуют.

Ещё один, зачастую гораздо более вероятный источник опасности представляют собой пьяные люди. Человек в состоянии сильного опьянения не может полноценно контролировать своё поведение, не отдаёт себе должного отчёта о происходящем вокруг, слабо может управлять своими движениями и действиями, а порой не способен даже устоять на ногах. Всё это создаёт риск того, что даже не желая никому причинить ущерб, он своим неуклюжим и неразумным поведением невольно травмирует окружающих, нанесёт им материальный ущерб, а то и вовсе спровоцирует катастрофу. Особенно это остро ощутимо на транспорте, и в правилах пользования всеми транспортными средствами это специально отмечено (что проезд в состоянии алкогольного опьянения категорически запрещён), однако пьяные люди в общественном транспорте встречаются всё чаще. В автобусах, в поездах, а теперь уже и в самолётах — везде можно встретить людей, которые либо входят в транспорт уже пьяными, либо распивают алкоголь прямо по ходу поездки. А работники транспорта чаще всего не могут этому эффективно противостоять, особенно когда пьяных людей несколько (диспетчера городского транспорта вообще рассказывают печальные истории о том, что на конечных пунктах маршрутов на кондукторов и водителей иногда нападают, в результате чего люди прямо с рабочего места попадают в больницу). И даже исключая транспорт, встреча с незнакомым пьяным человеком на улице обычно не предвещает ничего хорошего, ибо даже вполне трезвые люди нередко ведут себя враждебно и дико (а уж поведение пьяного и вовсе непредсказуемо).


5) Дико

Поскольку употребление алкогольных напитков является многовековой российской традицией, множество людей в стране регулярно потребляют спиртное в больших количествах. А когда человек выпивает много спиртного, продукты распада в его организме достигают такой концентрации, что часть из них попадает в выдыхаемый воздух, и это может продолжаться даже на следующий день после возлияния. В результате этого в общественных местах (в транспорте и в магазинах) нередко можно натолкнуться на лиц, у которых изо рта несёт так, будто у них в животе расположена помойная яма. Если такой аромат невольно вдохнёт относительно здоровый и трезвый человек, то его гарантированно и ощутимо стошнит, а если уж совсем не повезёт, то дело может закончиться рвотой.

Аналогичными последствиями чревата встреча и с курящими людьми, а вероятность такой встречи ещё больше — россияне курят много и неорганизованно, в самых разных местах: в подъездах, на тротуарах, на остановках городского транспорта — прямо в гуще окружающих (разве что в самом транспорте не курят, если не считать водителей, однако некоторые туда заходят сразу после курения и выдыхают в салон остатки дыма). Специально отведённых для курения мест в стране крайне мало, и поэтому многие люди думают, что такими местами являются туалеты. В итоге, в иных туалетах просто невыносимо находиться, потому что там постоянно висят тучи дыма.

И эти, и многие прочие бытовые проблемы возникают сплошь и рядом исключительно потому, что в стране в принципе отсутствуют какие-либо общепринятые правила взаимовыгодного общежития — в современной России вообще не принято думать о том, чтобы не причинять окружающим лишних неудобств. Поэтому россияне без особой необходимости очень часто досаждают друг другу самыми разными способами. Многие люди, например, плохо следят за своими сумками и пакетами (особенно, когда куда-то торопятся), и поэтому они нередко задевают, пихают или ударяют своей ручной кладью случайных прохожих или попутчиков в транспорте — носители сумок этого даже не замечают (а если и замечают, то не всегда видят в этом проблему), зато для пострадавших это может обернуться не только испорченной одеждой, но и различными травмами. Некоторые граждане иногда останавливаются посреди тротуара и ведут оживлённую беседу, совершенно не беспокоясь о том, что мешают ходить всем остальным. Немало и тех, кто затевает громкую болтовню в общественном транспорте, вынуждая случайных попутчиков её слушать. В том же транспорте многие личности считают высшим благом, когда все окна и люки в автобусе открыты до предела, в результате чего летом, зайдя в автобус, можно обнаружить, что по салону хлещет такой ветрище, словно это не закрытый автобус, а телега с лошадьми (и к этому ещё добавляются влетающие в окна выхлопные газы от встречных машин).

При всём при этом чаще всего нет никакого смысла пытаться делать замечания людям, поскольку они, как правило, совершенно не готовы эти замечания адекватно воспринимать. У россиян не в моде деликатность, не популярно быть обходительным, зато широко востребованы грубость и хамство — если человек в случайном конфликте на улице ведёт себя предельно учтиво и доброжелательно, то это гораздо больше удивляет случайных свидетелей, чем если он ведёт себя нахально и сварливо. Люди в России не беспокоятся о том, чтобы ненароком не нарушить чужих интересов, они думают только о своих собственных, не утруждаясь при этом различать объективные интересы и глупейшую прихоть (и поэтому в случайном конфликте они не стремятся разобраться, кто прав, а кто виноват, не пытаются выдержать взаимную вежливость и терпимость, а в первую очередь норовят подавить оппонента агрессивной патетикой, и тем самым отстоять свои эфемерные интересы). В крайних проявлениях такая эгоцентрическая позиция приводит к тому, что люди ради своих сиюминутных и незначительных желаний бездумно наносят серьёзный ущерб всему остальному миру.

Об этом легко можно судить по тому, как жители России выбрасывают мусор. Если посетить какую-нибудь крупную городскую площадь после проведения на ней массовых развлекательных мероприятий (типа концерта по случаю какого-нибудь праздника), то можно обнаружить живописную картину: по всей площади беспорядочно разбросаны отходы досуга — бутылки, банки, обёртки, остатки еды, окурки, пачки из-под сигарет, обрывки газет, использованная одноразовая посуда и тому подобное. Многие российские граждане кидают мусор куда попало, прямо под ноги, и это происходит повсюду — на дорогах и тротуарах, у подъездов домов (да и в самих подъездах тоже), на остановках общественного транспорта и нередко даже внутри многолюдных публичных заведений. Немало людей путают общественный транспорт со столовой и едят прямо во время поездки, рискуя запачкать едой окружающих и засоряя салон крошками, обёртками, шкурками от семечек и прочими остатками трапезы (иногда в городском транспорте на полу можно увидеть даже банановую кожуру). У себя дома люди тоже не особенно щепетильны — они выбрасывают мусор прямо в окна, в результате чего на головы прохожим сыплются окурки, бутылки, использованные презервативы, а то и что-нибудь похуже.

Но наиболее явно слепой российский эгоцентризм проявляется в чудовищно шумном поведении жителей. Люди в России шумят так много, что от их шума порой просто негде укрыться. Они бурно беседуют в общественных местах, заглушая в этих местах остальные звуки и тихие реплики. Они собираются на скамейках у подъездов жилых домов и разговаривают там настолько оживлённо, что этот галдёж слышен на полдома (и иногда это длится чуть ли не до утра). Они гуляют ночью по городу и во весь голос орут песни. Они не стесняются громко болтать по мобильным телефонам, независимо от того, где находятся (и в некоторых заведениях пытаются запрещать разговоры по мобильным телефонам только по той причине, что посетители, разговаривая по телефону, орут как бешеные, мешая работать персоналу). У себя дома, в квартирах многоэтажных домов, люди порою так сильно топают, гремят и грохочут, будто кроме них во всём доме никого нет. Там же они включают музыку — включают так громко, что у соседей трясутся стены, полы и мебель (а некоторые ещё умудряются врубить музыку в автомобилях с такой мощностью, что эту музыку слышно на полквартала).

И наконец, жители России очень любят делать ремонт. Ремонт в квартире является у современных российских граждан практически предметом культа, и если россияне затевают у себя дома ремонт, то они почему-то глубоко убеждены, что все соседи должны терпеть тот адский шум, которым этот ремонт будет сопровождаться (хотя обычно в таком ремонте нет никакой необходимости, а есть лишь простая блажь хозяев). В результате жилые дома наполняются гулом дрелей, стуком молотков, шарканьем пил и грохотом всевозможных стройматериалов — это происходит повсеместно, по всей стране, и зачастую длится подолгу. В одном месте ремонт может идти недели и месяцы, известны даже случаи, когда ремонт в одной квартире продолжался несколько лет. И если по закону какой-либо шум в ночное время является правонарушением (хотя на практике это отнюдь не редкость), то шум в светлое время суток является вполне правомерным, поэтому человек в России, по сути, лишён права находиться в тишине и не может быть свободным от всевозможного шума (как, впрочем, и от много другого).


6) Несвободно

Хотя формально российский гражданин считается свободным (и права всех граждан считаются равными), на практике это оказывается далеко не так — мало того, что российские законы порой противоречат друг другу с точностью до наоборот (и если один закон гарантирует какое-то право, то другой закон по сути этого права лишает), но и сама практика применения этих законов фактически такова, что официально установленные законы и те законы, по которым живут люди, отличаются как небо и земля (здесь достаточно вспомнить массовые нарушения законодательства в сфере труда). В итоге, житель России оказывается во многом несвободен — как по закону, так и без него.

Например, если человека угораздило родиться существом мужского пола, то он обязан нести воинскую службу (если он женщина, то не обязан, а если мужчина, то почему-то обязан). И по ходу этой службы (не считая участия в военных действиях, что само по себе немало) он оказывается лишён права выбирать, какую еду ему есть, какую одежду носить, в обществе каких людей находиться (круглые сутки), в какой деятельности участвовать (или не участвовать) и так далее. Фактически, на время несения службы человек становится рабом — и всё только из-за того, что он мужчина, а не женщина.

По закону человек может по собственному выбору вместо воинской службы пройти так называемую альтернативную гражданскую службу (где он будет уже не так ограничен), однако на практике попытка выбрать альтернативную службу нередко наталкивается на массу препятствий, начиная элементарными бюрократическими формальностями и заканчивая простым произволом военных комиссариатов. Кроме того, даже после прохождения срочной военной службы гражданин всё равно обязан проходить так называемые военные сборы — это точно так же, как и в случае со срочной службой, означает, что он должен на долгое время куда-то ехать и делать там, что прикажут. И хотя за эти «сборы» человек получает некоторую оплату, но размер этой оплаты (установленный по закону) настолько мал, что этих денег не хватит даже на еду за этот период.

Важно понимать, что при таком принудительном нарушении сложившегося порядка жизни гражданин может без серьёзных причин оказаться лишён всего, что имел (да и не только он). Если, например, человек работает и снимает на заработанные деньги жильё (и другого у него нет), да ещё и вдобавок содержит семью, то когда его призывают в армию, он оказывается лишён возможности зарабатывать, и, соответственно, не может продолжать снимать жильё — он должен отправиться в ряды вооружённых сил, а все его вещи должны оказаться на улице, и там же должна оказаться его семья — без особых средств к существованию, ибо те пособия, которые выплачиваются по закону в таких случаях, не позволяют обеспечить целую семью всем необходимым (и уж тем более снимать жильё). Но всё это никого особо не волнует — есть закон о воинской обязанности, а закона о достойной жизни — нет.

Кроме того, если человек умудрился получить медицинское образование, то он становится военнообязанным уже независимо от половой принадлежности. Это в том числе означает, что он должен состоять на воинском учёте, чтобы в случае военных действий его было возможно привлечь к участию в этих действиях в качестве медицинского персонала. То есть, если человек решил стать медиком, то он тоже становится обязан нести воинскую службу. А благодаря последним законодательным новшествам, к этому также добавляется то, что если человек получил медицинское образование, то он обязан оказывать первую медицинскую помощь случайному прохожему, независимо от того, как он сам себя чувствует, и какие у него дела — спешит ли он на самолёт или, например, в больницу (проводить срочную операцию) — он должен всё бросить и кинуться оказывать помощь.

Помимо этого, даже невоеннообязанный человек обязан участвовать в мероприятиях по так называемой гражданской обороне и (согласно федеральному закону о гражданской обороне) «оказывать содействие органам государственной власти и организациям в решении задач в области гражданской обороны». А поскольку ничего конкретно о том, в чём именно должно состоять такое «содействие», в законе не сказано, то это даёт повод обязать гражданина к чему угодно, сославшись на то, что это необходимо для «решения задач в области гражданской обороны».

В стране вообще считается нормальным заставлять человека делать то, что он не хочет. Так, например, одним из видов ответственности за различные правонарушения являются принудительные работы — людей по решению суда обязывают заниматься общественно-полезным трудом (типа уборки улиц), совершенно не беспокоясь о том, насколько эта работа будет хорошо выполнена, хотя вполне очевидно, что если человек не хочет (или просто физически не способен) выполнять какую-то работу, то уже не остаётся никаких серьёзных причин для того, чтобы эта работа была хорошо проделана. Тем не менее, принуждать людей к труду, на который они не нанимались, в стране считается обычным делом. В этом плане российские правовые нормы дошли уже до того, что гражданам насильно поручают даже вершить правосудие — если человек достиг 25-ти лет, и если он был случайным образом выбран присяжным заседателем, то участие в судебных заседаниях в роли присяжного является его «гражданским долгом», от которого он может отказаться только разве что под предлогом того, что он священнослужитель.

И, кстати, по этому скромному исключению хорошо виден дискриминационный характер российского законодательства: формально религиозные люди и служители религиозных культов равны в правах с нерелигиозными гражданами, однако на примере с законом о суде присяжных явным образом можно отметить привилегии по религиозно-социальному признаку. Аналогичные детали проскакивают и в других законах, а ещё больше — в практике их применения, и в результате ситуация в целом оказывается такова, что как-либо связанные с религией люди имеют гораздо больше прав, чем остальные. Так, например, гражданину, призванному на военную службу, могут отказать в праве заменить её на альтернативную, сославшись на то, что у него для этого «нет достаточных оснований», если он не «верующий». Или, к примеру, хорошо известен случай, когда крупнейшая религиозная организация страны была освобождена от акцизных налогов на спиртную и табачную продукцию. И всё это происходит притом, что нет никаких объективных критериев для того, чтобы отличить религиозного человека от нерелигиозного, а священнослужителя отличить от того, кто им не является.


Продолжение...
1 | 2
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author