А. Кеплерский (keplerskiy) wrote,
А. Кеплерский
keplerskiy

100 лет бихевиоризма

Прошло уже почти сто лет с тех пор, как появилось такое необычное и на первый взгляд сомнительное учение, как бихевиоризм. Основные его идеи стали, по сути, дерзким вызовом традиционной антропологии, аксиоматично полагающей человеческое сознание вершиной мироздания и ключевой точкой отсчёта в изучении homo sapiens. Бихевиоризм впервые заявил, что весь феномен человека может быть сведён к комплексу условных рефлексов (формируемых за счёт положительных и отрицательных подкреплений, получаемых из среды обитания). В то время эта идея была не более, чем смелой гипотезой, не имела достаточных обоснований и не была полноценно понята даже её авторами. Это был, скорее, интуитивный прорыв, весьма далёкий от чёткой концепции, что и дало место для массы нападок на молодой бихевиоризм.

Тем не менее, бихевиоризму тогда удалось сделать немало важных вещей. Именно благодаря его появлению окончательно было понято, что психология больше не должна мучительно копаться в чёрном ящике феномена сознания, а должна наконец опереться на что-то объективное и надёжное. Такой опорой и стало исследование поведения, предложенное бихевиоризмом, что позволило вывести психологию из сферы «непонятных» наук и ввести её в область естественнонаучных знаний (и это, в свою очередь, позволило считать её прикладной наукой). Надо полагать, что без этого психологию постигла бы та же печальная участь, что и философию, которая окончательно дискредитировала себя в середине прошлого века. Однако, основной смысл революционных положений бихевиоризма так и остался не раскрыт, что довольно ясно видно из содержания той критики, что обрушилась на бихевиоризм полвека назад. Это непонимание и послужило основной причиной того, что на смену интересу пришло разочарование, бихевиоризм окончательно перестали воспринимать всерьёз и поторопились зачислить в «исторические явления».

Но бихевиоризм не умер. Известная критика бихевиоризма казалась таковой лишь постольку, поскольку на тот момент ещё не были полноценно исследованы процессы становления сознания и сознательных мотивов, не были развиты средства анализа, позволяющие разложить поведение человека на неявные, скрытые от наблюдателя причины и следствия, не было создано как таковой методики выявления положительных и отрицательных стимулов поведения. Однако теперь всё это сделано, причём больше всех в этом преуспели как раз наиболее серьёзные критики бихевиоризма.

Так, например, было принято считать, что бихевиоризм, игнорируя сознательные мотивы поведения, рассматривает человека только как биологический организм, считая стимулами исключительно физиологические явления. Но это далеко не так — представления о стимулах в бихевиоризме никогда не ограничивались подобным образом. Стимулом (в самом широком смысле) может являться любое событие, как-либо меняющее ситуацию (в которой находится индивид), независимо от того, охватывает ли оно физиологию, или же не выходит за рамки сознательного. Последовательный анализ сознательных мотивов как раз и позволил обнаружить, что эти мотивы хоть и могут выступать в качестве самостоятельных стимулов, но сами по себе являются результатом реакции человека на другие стимулы, зачастую неосознаваемые и потому незаметные в структуре мотивации. Бихевиоризму ставилось в вину, в основном, игнорирование цели (выбираемой посредством сознания) в качестве важного фактора, определяющего человеческое поведение. Однако само по себе появление определённой цели отнюдь не случайно: человек выбирает строго определённые цели из бесконечного числа возможных (а вовсе не все известные ему цели сразу). Особенно показателен здесь выбор одной цели из двух противоречащих друг другу — само это действие, постановка цели и следование ей неизбежно является рефлекторным актом — выбор цели оказывается обусловлен теми подкреплениями (положительными или отрицательными), которые человек получил извне (во многом — из социальной среды). В итоге, человек будет ставить те цели, которые в обществе считаются «правильными», «хорошими», и будет отвергать цели, которые принято считать «негодными». Основным аккумулятором такого рода «общественных мнений» являются культурные нормы, которые человек начинает получать буквально с момента рождения. Таким образом, культура (а вовсе не физиология) становится основным поставщиком положительных и отрицательных подкреплений, чаще всего не отслеживаемых индивидом и переходящих на подсознательный уровень по мере их усвоения. Воспроизведение усвоенных норм и является условным рефлексом сложного порядка и вполне соответствует схеме «стимул-реакция», которую упорно отстаивал бихевиоризм. И сегодня уже вполне ясно, что какие-либо сознательные мотивы не только не лишены рефлекторного поведения, а даже прямо им определяются.

Наиболее сложным для бихевиоризма долгое время было объяснение творческого поведения, а также эпизодов так называемого «рефлексивного выхода», рефлексивного проектирования нового поведения и т.д. Однако и эти вопросы сегодня уже имеют свои ответы. Суть творческой деятельности и рефлексивного проектирования сводится к рефлекторному воспроизведению определённой методики преобразования полученной ранее информации. Обучение этой методике может происходить как сознательно (намеренно), так и неосознанно (интуитивно), то же самое касается и воспроизведения этой методики: деятельные акты творчества и рефлексии могут быть управляемы (осознанное применение навыка в соответствии с поставленными целями), однако на практике эти акты чаще всего спонтанны (рефлекторное применение навыка).

Всё это даёт основания говорить, что бихевиоризм отнюдь не сошёл со сцены (как это, наверное, многим показалось), а продолжает жить и здравствовать. И примерно через три года можно будет завершить первый век бихевиоризма — век мучительный и отчаянный, но результативный, давший бихевиоризму всё то, чего у него не было сто лет назад, с чем его, собственно, и остаётся поздравить.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments